Богатырь Арктики

в архангельск пришел святогор впоследствии

В 1960 г. льды Карского моря расступились перед новым, необычным по внешнему виду гладкопалубным кораблем. На нем не было дымовых труб, столь характерных для мощных русских ледоколов, а над палубой возвышалась удлиненная надстройка и развитая грот-мачта. Видавшие виды полярные моряки с интересом рассматривали его широкий корпус, замечая в нем немало общего с «Ермаком». Но этот корабль значительно больше: его водоизмещение 16000 т. В бортах нет ни одной заклепки, все соединения тщательно сварены металлом. На этом корабле сосредоточено огромное количество различных механизмов, но самое главное — внутри его стальной грудной клетки бьется удивительно могучее «сердце» — атомный реактор. Это первый в мире советский атомный ледокол «Ленин».

В конце прошлого столетия чести получить заказ на строительство «Ермака» добивались три фирмы. Комиссия под председательством С. О. Макарова рассматривала только проекты. Условия их реализации лежали отдельно в запечатанных конвертах. Лучшим комиссия признала проект известной датской компании «Бурмейстер и Вейн», второе место заняла английская фирма «Армстронг и Вит-ЕО’рт» в Ньюкасле. После вскрытия конвертов предпочтение было отдано именно этой фирме, потому что среди других выгодных условий она обеспечивала будущему ледоколу наибольшие запасы угля. Запасы топлива на судах, плавающих в Арктике, всегда были ограничены, а пополнение их в море с пароходов-«уголыциков» было трудной и часто невыполнимой задачей.

Отправляясь на поиски экипажа погибшего в Арктике дирижабля «Италия», ледокол «Красин» принял запас угля в Ленинграде, затем он пополнил его запасы в Бергене. Емкости его двадцати семи бункеров не хватало, и уголь насыпали в ящики на палубе, приняв его таким образом более 3000 т. Стоит ли говорить, что топливо в Арктике— это жизнь, возможность достигнуть цели, отсутствие его — смерть.

Обычные ледоколы уходят из ледяных полей принимать топливо, атомоход же работает непрерывно. Он обладает удивительной работоспособностью: автономность его плавания — год. Год ледокол может работать в море, не заходя в порт, не пополняя никаких запасов. При этом он не будет оторван от мира: корабельные радиостанции обеспечивают двустороннюю радиосвязь практически на любые расстояния и в любое время суток. С Москвой и Ленинградом капитан ледокола может переговариваться с помощью фототелеграфа.

Не менее совершенна и внутренняя связь. Во всех коридорах жилых палуб и большинстве кают установлены телефоны автоматической станции. Специальная линия предназначена для оперативного обслуживания помещений реакторного отсека. Телевизионная аппаратура дает возможность вести дистанционное наблюдение за работой автоматики. На судне есть четыре радиотрансляционные линии. На мачтах атомохода установлены мощные электромегафоны направленного действия,.их рупоры разворачиваются специальным механическим приводом. Капитан атомного ледокола может сам потребовать немедленного выполнения распоряжения, скомандовать капитану любого из судов каравана, а элактромегафоны разнесут его голос на расстояние целой мили.

На ледоколе удачно расположено наиболее громоздкое и тяжелое оборудование: отсек с парогенераторной установкой приподнят над вторым дном почти на 6 м, главные турбогенераторы размещены на н.ижней палубе, а не на втором дне, как обычно. Такое расположение значительно умерило размахи бортовой качки. Мощные насосы обеспечивают создание дифферента и крена при форсировании особо тяжелых льдов. Оки могут перекачать воду из цистерн одного борта на другой в течение 25 минут. Управление ими автоматизировано.

Уже в первую свою арктическую навигацию атомоход «Ленин» показал свои огромные возможности. За шесть суток он провел сквозь льды караван из тридцати восьми речных судов, не приспособленных для такого плавания, проделав с ними путь в 300 миль. Атомоход пришел на помощь пароходам «Разлив» и «Володарский», которые не могли следовать за ледоколами «Красин» и «Капитан Мелехов». Нордовый ветер сплотил ледяные поля и погнал их вместе с судами каравана на скалы. Атомоход околол застрявшие во льду суда и вывел их из опасного района.

Современные ледоколы совершенно не похожи на «Ермака» ни своим внешним обликом, ни конструкцией. И все-таки это его потомки, наследники его опыта, преемники его методов борьбы со стихией. Какими бы ни были эти новейшие ледоколы, каждый из них в той или иной степени несет в себе качества «Ермака», те особые свойства, которые позволяют им одерживать победу над льдами.