Да потому что несмотря на все

дерево было тем благодатным материалом который

Будучи по существу парусниками, роторные суда обладали перед ними колоссальными преимуществами. Отпадала необходимость вызывать команду на палубу для уборки или постановки парусов — вместо них теперь работали роторы. Не десятки и даже сотни матросов, а один офицер на мостике управлял их движением с помощью нескольких рукояток. Эти суда шли в бейдевинд не более 30°, а у обычных парусников угол между направлением ветра и направлением движения был не менее 50°. Скорость хода регулировалась скоростью вращения роторов, а маневрирование — изменением направления их вращения. Роторные суда могли давать даже задний ход.

Почему же они не получили дальнейшего распространения? Да потому что, несмотря на все свои преимущества, продолжали оставаться парусниками со всеми их недостатками, главным из которых была полная зависимость от ветра. В XX в. механический двигатель, достиг в своем развитии определенной степени совершенства, использование силы ветра — а значит и паруса — для движения судов стало архаизмом. Антон Флеттнер, быть может, сам того не сознавая, сделал попытку спасти парус, и в этом смысле она провалилась.

Парус и ХХ век. Парус как основной движитель перестал применяться на военных кораблях еще в прошлом столетии. В торговом же флоте парусники неохотно сдавали свои позиции и еще в XX в. продолжали перевозить различные грузы, которые не требовали слишком быстрой доставки — уголь, селитру, гуано, рис и т. д.

Стремление к высокой экономичности вынуждало строить большие и вместительные суда. Дерево было тем благодатным материалом, который не только позволял придать корпусу нужные, благородные формы, но и до известного предела обеспечивал его легкость. Зато постоянное форсирование парусами создавало в корпусе судна сильные напряжения, швы обшивки расходились, и возникала течь, корпуса требовали частых ремонтов. Строить большие корабли из дерева было трудно, металл многое упростил.

Первым результатом его применения оказался рост тон-нажа парусных судов. Их водоизмещение достигало 3000, 4000 и даже 5000 т. Как и клиперы, они несли парусное вооружение барков, а большие корабли пытались вооружать и как шхуны, на которых число мачт доходило до пяти и даже до семи. Но огромные стальные корпуса, вместительные трюмы, способные поглотить множество груза, стальной такелаж и многое другое делало их совершенно непохожими на изящные парусники прошлого века.