Его вычисления были приближенны

утром грянул шторм и задал

…Шел 1493 г. Каравеллы Колумба, подгоняемые свежим западным ветром, стремились к родным берегам. Временами стаи морских птиц проносились над ними, предвещая шторм. Адмирал ждал ночи и готовился к обычной, но очень трудной задаче — определить место, где находится его .маленькая эскадра. Новый Свет, который они открыли, лежал уже далеко позади.

Лишь только звезды появились на потемневшем небе, адмирал определил высоту Полярной звезды. Его вычисления были приближенны и грубы, но зато согласовывались с полуденными наблюдениями’солнца. Теперь широта была известна. А что делать с долготой? Никто, ни один самый искусный мореплаватель ничего не мог тут поделать. Оставалось только гадать, где они, как гадал Колумб с тех пор, как эскадра покинула Мадейру. Ему удавалось вселять в матросов веру, что он может точно рассчитывать курс корабля и расстояние, которое он проходит, учитывать влияние течения. Однако сам-то Колумб знал, как он беспомощен. Но адмирал никому не показывал своей неуверенности. Нет, он не уступил своим спутникам, которые считали, что эскадра миновала Азорские острова. Не ранее, чем завтра, упрямо твердил Колумб, они пройдут южнее островов. Но где же они все-таки на самом деле?

Ночью эскадра все шла и шла, не зная, где земля — на сотни ли миль впереди или почти под носом. Утром грянул шторм и задал морякам такую трепку, что сам Колумб потерял надежду на возвращение. Уже все казалось потерянным и за борт уже был выброшен бочонок с сообщением о важном открытии. Но, видно, судьба благоволила морякам. Шторм начал стихать, и они увидели Азорские острова. Кто знает, чему был больше обязан великий мореплаватель — удаче, воле случая или собственной интуиции.

В более тяжелом положении оказался коммодор Ан-сон, под началом которого находилась эскадра английских кораблей. Мрачный страж Южной Америки, владыка рифов— мыс Горн давно стяжал себе печальную славу. Даже самые бывалые капитаны, приближаясь к нему, забывали про сон и еду Из-за него коммодор Ансон, опытный моряк, долго шел на юг, а затем, определив широту, приказал, как и следовало — ходом шахматного коня, повернуть на запад.

Океан был на редкость спокойным. Зловещий мыс, по всем расчетам, остался далеко за горизонтом, и ничто не угрожало мореплавателям. Эскадра долго шла на вест, пока командующий не поднял сигнала следовать на норд. Он ожидал увидеть землю справа — это бы означало, что наконец корабли обогнули злополучные места. Но, увы, он увидел землю слева и понял, что они оказались во власти неизвестных течений.

Все надо было начинать сначала.

Целый месяц ушел на то, чтобы обогнуть мыс Горн, и эта задержка стоила не один десяток человеческих жизней.

А тут еще на флагманском корабле «Центурион» вспыхнула цинга, и люди гибли один за другим. Ансон решил высадись больных на острове Хуан-Фернандес. Снова эскадра двинулась на север и достигла параллели острова. Но в какую сторону от них он находился? Моряки поплыли на запад, но Хуан-Фернандес не показывался. Сомнения, которые давно уже одолевали коммодора, заставили его повернуть на восток, хотя до острова оставалось каких-нибудь пять-шесть часов хода. Долго шла эскадра на восток и наконец увидела землю. Но это были берега Чили! Вновь моряки повернули на запад и, двигаясь по параллели, наконец достигли цели.

Но, пожалуй, наиболее трагична и показательна в этом отношении судьба английской эскадры адмирала Клау-десли Шовела. Это было в самом начале XVIII в. Морякам предстояло пройти от Гибралтара к Великобритании. Встречный ветер гнал хмурые, темные облака, а они сливались с мглой, создавал завесу, через которую не мог проникнуть взор человека с самым острым зрением. День шел за днем, а берегов все еще не было видно.

Никто не мог сказать с уверенностью где именно они находятся. Пролив Ла-Манш, или, как англичане любят его называть, Английский канал, достаточно широк. В нем хватит места для многих эскадр, но войти в него в плохую погоду — дело нелегкое: моряки не могли определить ни широту, ни долготу места, где они находились. Кончилось тем, что большая часть эскадры оказалась на камнях вблизи островов Силли. Погибло несколько тысяч человек и среди них сам адмирал.