Им приходилось располагать курсы

вот почему на этом участке пути

«Тайтсинг» вышел в ночь на 31 мая, остальные спешили окончить погрузку, хотя у них не оставалось никаких шансов не только обогнать ушедшую вперед пятерку, ко даже увидеть ее в море. Затем в море вышли «Черный принц» и «Летящее копье», другие корабли еще долго тянулись один за другим в течение первой декады июня. Наступил тот длительный и трудный период, в течение которого капитаны должны были использовать все возможности судов и показать все свое искусство и отвагу.

В июне в Южно-Китайском море муссон еще не достигает своей полной силы и очень переменчив по направлению. Капитаны оглядывали паруса и зорко следили за морем, не бежит ли мелкая рябь на поверхности волн, предупреждая о приближении внезапного шквала. Им приходилось располагать курсы так, чтобы пользоваться бризами, которые дуют днем с моря на берег, а ночью — в обратном направлении, Ветер стихал — и на клиперах ставили все паруса. Но едва успевали это сделать, как проносились сильные шквалы, которые опять сменялись штилями. Приходилось то убирать, то снова ставить все паруса, используя малейшие порывы ветерка, чтобы выиграть хотя бы кабельтов в этих грандиозных гонках. Двигаясь против ветра, клиперы то сходились на встречных галсах, то теряли друг друга из виду. Первая пятерка прошла Анжер в таком порядке:

Взгляните на морскую карту — и вы сразу поймете, что парусники миновали труднейший участок пути, особенно между берегами Кохинхины и островом Борнео. Бесчисленные мели и рифы, сотни больших и малых островков стесняют здесь движение судов. Приходилось лавировать между ними против капризного июньского муссона, не достигшего еще своей полной силы. Зато в Индийском океане между Анжером и островом Св. Маврикия ничто не мешало клиперам стремиться вперед. Парусники и капитаны должны были раскрыть здесь все свои возможности. Вот почему на этом участке пути капитаны ставили, кроме основных, массу парусов собственного изобретения. Они находили для них самые неожиданные места, пришнуро-вывали к нижним краям основных парусов, протягивали под бушпритом, крепили к дополнительным рейкам. Словом, паруса едва ли не полностью скрывали корабль и делали его похожим издали на странное облако. Капитаны знали, что делали. Ровный зюйд-ост наполнял все паруса, и клиперы неслись по Индийскому океану. Если ветер усиливался, они, стиснув зубы, считали мгновенья, которые можно продержаться, не уменьшая парусности. Рейки ломались, парусному мастеру и плотнику хватало работы круглые сутки.