Капитаны свидетельствуют

он не столько плавал по картам сколько

Особое волнение Гаррисонов вызвал гонец из Виндзорского замка — их приглашали к королю Англии. Оказалось, король Георг III прочел отчет о плаваниях на корабле «Тартар» и заинтересовался работой изобретателя. Он решил испытать модель № 5 в своей частной лаборатории и лично принял участие в испытаниях. К ужасу отца и сына, первые три дня ход часов был удивительно неверным. Оказалось, что вблизи часов находились три сильных магнита.

Десять недель часы находились под непрерывным наблюдением, пока король, астрономы и другие ученые не убедились в их великолепных качествах. Георг III обещал, если понадобится, дать личный отзыв в парламент в пользу мастера и его часов. Но в этом не было необходимости.

В 1772 г. в возрасте почти восьмидесяти лет изобретатель первого в мире морского хронометра Джон Гаррисон получил наконец заслуженную премию. Меньше всего Гаррисон думал о деньгах. Дело, которому он отдал всю жизнь, было завершено и получило официальное признание.

Капитаны свидетельствуют.

Хронометр — точнейшие морские часы — был создан. Немногие моряки имели тогда возможность практически убедиться в его пользе. Одни только слышали о его существовании, а другие не имели о нем вообще никакого представления. Соревнования не кончились, и еще трудно было назвать победителя. Решающее слово принадлежало капитанам.

Джентльмены из Бюро долгот все же обманули старого Гаррисона. Копия хронометра № 4, сделанная Кендэллом, попала на испытания к Джемсу Куку. Кук был прирожденным мореплавателем. Чем дальше в океан уходил его корабль, тем лучше он себя чувствовал. Он прошел весь Индийский океан и обследовал южную часть Тихого. Он не столько плавал по картам, сколько собирал материалы для них. Кук, как никто, был способен оценить качества нового прибора. И, возвратись в Англию после плавания, которое длилось более двух лет, он вполне определенно высказал свое мнение о хронометре: «Я должен отметить, что наши долготы никогда не могли быть ошибочны, пока у нас был такой проводник, как часы мистера Кендэлла».

Джон Гаррисон скончался в марте 1776 г., на восемьдесят третьем году жизни. Он жил достаточно долго, чтобы услышать об успехе хронометра № 4 в южных морях, но умер достаточно рано, чтобы прочесть похвалу Кука, несправедливо обращенную в адрес Кендэлла.

Теперь моряки поняли, как необходимы хронометры. Многие часовые — мастера занялись их изготовлением. За Гаррисоном по пятам шел француз Пьер Леруа. С ним состязался швейцарец Берту. Французские фрегаты ухо^ дили с новыми часами на испытания в океан.