Когда сотня миль короче одной

нужно было еще выработать тактику

Создание мощных ледоколов еще не означало полной победы над льдами. Нужно было еще выработать тактику борьбы с ледяными полями, чтобы плавание в Арктике стало обычным делом. Стоя на мостике, ледовые капитаны вглядывались вдаль, пытаясь обнаружить среди торосов пятно поблескивавшей воды, искали то «слабое место, куда именно и нужно направить удар форштевня ледокола. Отдельные льдины, торосы сливаются в непрерывную иззубренную линию, затянутую дымкой на горизонте. Разглядеть что-либо в такой дымке среди однообразных ледяных полей было очень нелегко, а порой и невозможно. Задача выбора самого выгодного пути в первые годы освоения Арктики была трудноразрешимой.

«Ермак» шел на испытания в северные широты, когда люди имели весьма смутное представление об арктических льдах и не знали тактики борьбы с ними. Именно из-за этого корабль оказался зажатым во льдах и потерял месяц драгоценного времени. Лишь постепенно накапливались знания характера распределения льдов и ледовой обстановки — знания, без которых немыслима постоянная навигация в арктических льдах.

Во время так называемых Карских экспедиций в 1921— 1928 гг. впервые практически использовали сначала судовую, а потом и воздушную ледовую разведку. Судно-разведчик искало разводья, устанавливало границы ледовых полей, вело наблюдения за ветром и температурой воздуха. Наблюдения по радио передавались на ледокол. Позднее на помощь ледоколам пришла полярная авиация. Маленькая машина, напоминающая какую-то зеленую стрекозу, умещалась на верхней палубе между трубами ледокола. Она легко разбегалась и так же легко взлетала даже с небольшой полыньи или, раскачиваясь, катилась ка лыжах по — неровной поверхности льда. Летая на высоте 300—400 м, летчик успевал обозревать большое пространство в направлении следования ледокола и собирал для капитана много ценных сведений.