Корабли застывшего океана

во время охоты на белых

Обледенение и айсберги значительно усложняли мореплавание, а вот ледяные поля были для него самым непреодолимым препятствием в высоких широтах. Даже гигантские айсберги застревали в этих полях и становились такими же беспомощными, как и суда.

Человек издавна стремился проникнуть в полярные моря и освоить их. Известно, например, что русские поморы и норвежские китобои издавна плавали в Арктике летними месяцами, добираясь в благоприятные годы до сравнительно высоких широт. Однако плавания эти носили скорее единичный, чем систематический характер.

Для того чтобы плавать в полярных морях, надо было хорошо изучить их. И такие попытки постоянно предпринимались.

В 1733 г. в России была организована Великая северная экспедиция, перед которой стояла задача — положить на карту все побережье Северного Ледовитого океана и собрать самые разнообразные сведения о природе северных морей. По своим результатам экспедиция эта не имела себе равных.

Мореплаватели прилагали немало усилий, стремясь найти Северо-западный и Северо-восточный проходы в южные моря или пытаясь достичь Северного полюса, но экспедиции терпели неудачу за неудачей.

…Во второй половине XIX в. из Атлантики в Тихий океан Северо-восточным путем решил пройти шведский ученый и полярный исследователь А. Э. Норденшельд. Для путешествия требовалось надежное судно, и он остановил свой выбор на «Веге». Ее крепкий дубовый корпус был обшит гринхартом — такой твердой породой дерева, от которой отступили даже заклятые враги деревянных кораблей морские черви-древоточцы. Природную прочность дуба дополняли ледовая обшивка и стальные цистерны в трюме, плотно прижатые друг к другу и бортам. «Вега» была парусно-паровым судном. 60 л. с., заключенные в ее маленькой паровой машине, позволяли развивать скорость 6—7 узлов, а под парусами, которые поднимались на трех мачтах, она легко шла 9—10 миль в час. Это добросовестно построенное и не менее добросовестно снаряженное судно 21 июля 1878 г. покинуло Тромсё. Плавание протекало в благоприятных условиях. Уже 19 августа моряки салютовали самой северной точке азиатского материка — мысу Челюскин. Только в начале сентября судно вошло в битый лед, который становился все более сплоченным и в конце концов заставил мореплавателей остаться на зимовку в Ко-лючинокой* губе, когда до конца пути оставались считанные мили.

Льды вскрылись только в июле следующего года. «Вега» снялась с якоря, и уже через два дня воды Берингова пролива плескались у ее форштевня. Впервые в истории мореплавания судно прошло из Атлантического океана в Тихий Северным путем. Окажись «Вега» в районе Колючинской губы неделей раньше, быть может, она прошла бы весь этот путь за одну навигацию.