Новые препятствия

в то же время

Джон Гаррисон отправил в Бюро долгот письмо. Он предсказывал, насколько будет изменяться точность хода часов в зависимости от колебаний температуры воздуха.

28 марта 1764 г. английский военный корабль «Тартар» покинул Плимут и, поставив паруса, пошел к острову Барбадос. Начались новые испытания. Они подтвердили великолепные качества хранителя времени № 4. За ними последовала новая проверка. Часы заставляли ходить и на боку, и циферблатом вниз. Джентльмены из Бюро долгот переборщили: вряд ли какой-нибудь корабль собирался плавать на борту или вверх килем. Гаррисоны опротестовали температурный режим, в котором производились испытания. Помещение, в котором находился прибор, не отапливалось: бывали дни, когда температура падала до нуля. Прямые солнечные лучи в полдень нагревали крышку ящика, а термометр в этот момент висел в тени.

Джону Гаррисону пришлось терпеть новые унижения. Бюро поручило часовому мастеру Леркуму Кендэллу сделать копию хранителя времени № 4. Завистливый и недоброжелательный Кендэлл поспешил заявить, что сделает точную копию, но не будет нести никакой ответственности за работу часов, так как считает ненадежными способы компенсации влияния температуры и регулировки хода. В то же время Бюро предложило изобретателю сделать еще пару часов, чтобы выдать ему в конце концов давно уже заслуженную премию.

Старому Джону Гаррисону исполнилось уже семьдесят четыре года, его зрение все ухудшалось. Тем не менее отец с сыном потратили еще три года на создание пятого экземпляра часов. В общем, это была копия прибора № 4, улучшенная лишь в каких-то деталях.

До Гаррисона дошел слух, что его часы № 4, повторенные Кендэллом, собираются отправить в длительное плавание. С тревогой обращается он в Бюро долгот, предлагая отправить пятую, улучшенную модель. Вскоре пришел ответ: члены Бюро не собираются производить никаких новых испытаний.