Один из наших

в точности своей работы моряки

Есть в морском языке короткое слово — невязка. В нем оценка штурманского мастерства. Штурман считает: вот эта точка на карте и есть местоположение судна. А на самом деле судно находится в стороне от указанной точки на одну, три, может, быть, пять или более миль. Это и есть невязка. Хороший специалист сам определяет ее величину и вовремя подправляет курс. Он всегда немного сомневается в точности своих наблюдений и пользуется любым случаем, чтобы проверить их результаты.

В феврале 1966 г. один из наших теплоходов разгружался в порту Бербера (африканское побережье Аденского залива). Дальнейший его путь пролегал вдоль восточного берега Африки к Кизимайо, где надлежало оставить другую часть груза. Небольшая волна чуть покачивала судно, дул легкий норд-ост. Условия плавания казались несложными, и штурманы спокойно несли свою вахту на мостике. С него хорошо была видна узкая полоса незнакомого африканского берега. В этом районе не было не только радиомаяков, но и обычные-то маяки встречались редко. Побережье выглядело на редкость унылым и однообразным. Даже придирчивый и наблюдательный глаз вряд ли мог бы обнаружить на нем вершину какого-нибудь характерного холма или другой приметный знак. В этих условиях самым правильным было бы определять место судна астрономическим способом, т. е. с помощью секстана, тем более что видимость все время была хорошей. Однако, привыкнув во всем полагаться на радиотехнику, штурманы и сам капитан давно не брали в руки секстан. Правда, два помощника капитана сделали несколько попыток определиться по солнцу, но сказалось отсутствие практики, и результаты их измерений нельзя было принимать во внимание.

Штурманы решили определиться по мысам. Они получили сначала одну, а через несколько часов вторую точку. Тонкая карандашная линия, обозначающая курс судна, бежала по карте, устремляясь к порту Кизимайо. В точности своей работы моряки не сомневались. Но утром 19 февраля теплоход полным ходом наскочил на банку. Ветер и течение снесли судно на более глубокую воду, и ему удалось закончить рейс самостоятельно. Но корпус требовал ремонта. И теплоход около двух месяцев простоял в доке.

Трудно разобраться в мысах, если они похожи друг на друга, как близнецы. Из-за этого штурманы и не смогли правильно их опознать. Оба места судна были определены ошибочно. Невязка при одном из определений достигла огромной величины — 84 мили. Теплоход все время сносило течением, которое моряки не могли учесть из-за отсутствия точных и систематических определений места судна.