От его крутых обрывов полускрытых

войдя в район мыса горн в феврале

Парусники были не только тихоходны. С прямым вооружением они не могли ходить круто к ветру, из-за этого избегали лавирования в опасных районах, подолгу стояли на рейде, дожидаясь благоприятной погоды. В море их трепали штормы, сносили течения.

Но, пожалуй, больше всего им доставалось у мыса Горн. Среди бесчисленного множества мысов Мирового океана он занимает особое положение. И хотя по внешнему виду мыс не отличается от других, все же среди них не найдется, пожалуй, ни одного, который пользовался бы такой мрачной репутацией среди моряков. Этой известностью он обязан своему географическому положению и климату. Горн столько же мыс, сколько и остров. Мрачный скалистый архипелаг великолепно завершает южно-американский материк. От его крутых обрывов, полускрытых водой рифов начинается царство океана с его мощными течениями, айсбергами и штормами. Здесь, наверное, и был развязан спутниками Одиссея тот мешок с ветрами, который он получил от Эола. С тех пор и мечутся они у мыса Горн, то слабея, то усиливаясь, мчатся со всех направлений, разом налетая на корабль.

Взбудораженный океан, покрытый пеной, серые тучи, едва не задевающие мачты, рев волн и вой ветра, темный силуэт мыса Горн, едва заметный сквозь пелену дождя, и сегодня могут заставить нас поверить, что это сам дьявол обитает в океанских глубинах и хлещет цепью, поднимая гигантские волны, как верили в это когда-то моряки парусных судов.

Всю свою силу обрушивала здесь стихия на парусники, которые пробивались в Тихий или Атлантический океан. Шквалистые штормовые ветры не позволяют нести много парусов. Чаще всего приходится ограничиваться двумя-тремя штормовыми стакселями. Но с такой маленькой парусностью корабли не могли совладать с океаном. Течение и огромные волны сбивали их с курса. От ударов волн расходились швы деревянной обшивки, открывалась течь. Матросам приходилось почти все время работать у помп. Это были тяжкие испытания и для корабля, и для того, кто им командовал. Случалось, что экзамен не выдерживали ни судно, ни его экипаж.

Джемсу Куку потребовалось тридцать три дня, чтобы обогнуть архипелаг Огненная Земля. Примерно в эти же годы другой английский мореплаватель Уоллис на «Дельфине», борясь со встречным ветром, не мог пройти в Тихий океан проливом Магеллана в течение 12 недель.

Военный шлюп «Диана» был первым русским кораблем отечественной постройки, который под командованием В. Головнина совершил кругосветное плавание. Войдя в район мыса Горн в феврале 1808 г., шлюп не смог его обогнуть и повернул к мысу Доброй Надежды. «Диана» по своим мореходным качествам была далека от совершенства.