Пассажирам и команде

но ведь во всех теоретических расчетах

25 июля 1956 г. в Атлантике произошла катастрофа — два современных пассажирских лайнера, построенные, по последнему слову техники .и оснащенные новейшими навигационными приборами, столкнулись примерно в 200 милях от Нью-Йорка. Шведское судно «Стокгольм» пробило носом борт итальянского турбоэлектрохода «Андреа Дорна». Ударом были повреждены и быстро заполнились забортной водой топливные цистерны правого борта, а цистерны левого остались пустыми. «Андреа Дориа» получил сильный крен и начал тонуть. Пассажирам и команде предстояло покинуть судно. На нем, как и полагалось, действовало в таких случаях специальное расписание.

Вот как описывает все, что произошло дальше, американский журналист Элвин Москоу, подробно расследовавший обстоятельства катастрофы.

Аварийное расписание «было предельно простым. Пассажирам требовалось надеть спасательные нагрудники и явиться в четыре пункта сбора, расположенные на прогулочной палубе: пассажирам первого класса — в салон первого класса, пассажирам второго класса — в свой танцевальный зал и пассажирам туристского класса — на носовую открытую палубу и открытую палубу юта около плавательного бассейна. Из пунктов сбора экипаж судна должен был указать путь к спасательным шлюпкам, приспущенным и закрепленным вдоль бортов по обе стороны прогулочной палубы. Пройти к шлюпкам надо было всего несколько шагов, а для того чтобы сесть в них, достаточно было сделать один шаг вниз. В бортовой застекленной переборке прогулочной палубы против каждой шлюпки имелась дверь, которая открывалась в нужную минуту. Таким образом, каждый из 1250 пассажиров и 575 человек команды мог бы сесть в одну из шестнадцати спасательных шлюпок, которые затем были бы спущены на воду. На все практически требовалось сорок пять минут. Всего восемь человек должны были остаться на борту судна для управления восемью лебедками, спускавшими все шестнадцать шлюпок.

Но ведь во всех теоретических расчетах исходили из того, что крен судна не превысит 7° и что можно будет воспользоваться всеми спасательными шлюпками. В действительности «Андреа Дориа» после столкновения накренился сразу на 18—19°, а потом и на 20°. Половину спасательных шлюпок вообще нельзя было спустить на воду, а другие повисли слишком далеко от борта. Кроме того, капитан столкнулся с еще одним серьезным затруднением: багаж пассажиров, подготовленный к разгрузке на следующее утро, загромождал правый борт прогулочной палубы, в результате чего с этой палубы оказалась невозможна посадка в спасательные шлюпки».

В конце концов только часть шлюпок удалось спустить на воду без людей. Посадка в них пассажиров, особенно женщин и детей, по штормтрапам и тросам была просто невозможна, и детей бросали на растянутое на руках одеяло. К счастью, океан был совершенно опокоен и лайнер тонул медленно, и это несколько облегчало спасательные работы.