При шквалах

как бы знаменовали собой вершину достижений кораблестроителей парусных

«Огненный крест», который был долго лидером гонок, около острова Уайт попал в жестокий шторм и пришел в ночь с 7 на 8 сентября, незадолго до «Тайтсинга», бывшего все время последним в этой пятерке.

Ни один из клиперов, снявшихся из Фучау вслед за ними, не смог сделать такого быстрого перехода. Последним в Лондон пришел «Черный принц». Он не оправдал надежд ни владельцев, ни строителей. Но виноват в этом был не корабль, а его слишком осторожный капитан Ин-глис. При шквалах он не приводил судно к ветру и не вытряхивал его из парусов, как это делали другие, а, как говорят моряки, уваливался, т. е. подставлял ветру корму, и надолго сворачивал с курса. Не веря в точность карт, Инглис не входил в проливы между островами, а огибал их мористее,, подальше от опасных глубин* При засвежевшей погоде быстро убирал верхние паруса и долго не решался поставить их вновь.

Свыше трех месяцев длились эти беспрецедентные гонки на океанских просторах. Более 14 000 миль прошли клиперы без единой передышки, идя с попутным ветром и против него, борясь со штормовой волной и шквалами, то опережая своих соперников, то оказываясь у них за кормой.

Гонки требовали от капитанов глубокого знания морского дела, тонкого понимания особенностей своего судна, того почти необъяснимого и практически непередаваемого умения ставить и располагать под нужным углом паруса, держать их до последней возможности, полностью используя ветер. На всем этом длинном пути между Фучау и Лондоном днем и ночью капитаны неусыпно следили за ходом своих судов, умело поддерживали боевой дух в своей команде. Кроме того, они должны были обладать железным здоровьем и крепкими нервами, ибо без всех этих качеств участие в гонках было бы невозможным.

Далеко не все капитаны показали высокое мастерство. Одни из них отличались чрезвычайной лихостью, другие, наоборот, были излишне осторожны. И только умные, опытные капитаны, умело сочетавшие риск со здравым смыслом, завоевали себе и своим судам славу великолепных гонщиков.

Гонки 1866 г. как бы знаменовали собой вершину достижений кораблестроителей парусных судов и мастерства капитанов-парусников. В 70-х годах начинается постепенный упадок парусного флота. Отличные русские клиперы еще совершали трудные переходы и кругосветные плавания, но они были уже парусно-паровыми судами. Пароходы появились раньше клиперов, но поначалу не могли с ними конкурировать и долго играли вспомогательную роль. Слабые паровые машины были удивительно прожорливыми, топлива хватало ненадолго, и приходилось вновь прибегать к помощи паруса.

В 1869 г. открыли Суэцкий канал. Парусники, которые не могли самостоятельно идти каналом, продолжали огибать Африку, а пароходы попадали в Индийский океан через Средиземное и Красное моря. Для них путь в Индию стал короче на 3000, а в Китай — на 3600 миль.