Стоял вьюжный февраль

он провел в арктике весь

В конце июля ледовая обстановка неожиданно улучшилась, и «Ермак» дал ход. Он провел в Арктике весь август, производя различные наблюдения. Впервые в мире корабль прошел с-выше 200 миль в арктических льдах в условиях, при которых ни одно другое судно не продвинулось бы и на несколько метров. Его плавания подтвердили расчеты С. О. Макарова.

«Ермак» долгие годы работал на Балтике. Он проводил суда через льды, оказывал помощь кораблям, терпящим бедствие. Но, пожалуй, самой героической и самой грандиозной из его операций был ледовый поход Балтийского флота. Можно без преувеличения сказать, что тогда он спас корабли от позорного плена.

Стоял вьюжный февраль 1918 г. В ту зиму не только Финский залив, но и значительная часть Балтики покрылась льдом. Портовые ледоколы не могли его одолеть. В ревельском порту недвижно стояли крейсеры, миноносцы, подводные лодки, чьи командиры отчаялись выйти в море, — они попали в капкан. Германские войска захватили Гапсаль и двигались на Ревель. На помощь эскадре пришел «Ермак». Он взломал лед и вывел корабли из гавани. 25 февраля 1918 г. огромный караван двинулся в Гельсингфорс. Так под носом у немцев «Ермак» увел корабли.

Политическая обстановка в Гельсингфорсе благоприятствовала пребыванию Балтийского флота. В январе 1918 г. в Финляндии было создано финское революционное правительство, которое провозгласило овою солидарность с Великой Октябрьской социалистической революцией. Белогвардейское финское правительство бежало на север и обосновалось в Вазе. В марте 1918 г. оно заключило союз с Германией и получило от нее военную помощь. По условию Брестского договора советское правительство было обязано разоружить овои военные корабли или перевести их в русские порты. 12 апреля 1918 г. было последним днем, когда они могли беспрепятственно покинуть Гельсингфорский порт.

12 марта из Гельсингфорса потянулись первые линейные корабли и броненосные крейсеры. Им предстояло пройти около 200 миль и пробиться в Кронштадт. «Ермак» и вспомогательный ледокол «Волынец» работали вдвоем, почти борт о борт, пробивая канал двойной ширины, чтобы дать возможность пройти этим громадным кораблям. Они нередко застревали, и «Ермак» разворачивался и спешил им на помощь.

Несмотря на торосистый лед, туманы, обстрелы белофиннов, опасность поломать винты, несмотря на предсказания недоброжелателей, он поочередно тремя отрядами привел корабли в Кронштадт. Третий отряд был особенно многочисленным и состоял из 172 вымпелов. Приближалась весна, лед начал двигаться и разобщил суда. «Ермаку» приходилось окалывать их и водворять на место. Он пробивал для них каналы, вместе с портовыми ледоколами и буксирами протаскивал транспортные суда через тяжелые участки ледяных полей.

Радио то и дело приносило с судов на ледокол тревожные сообщения о полученных пробоинах, о течи, об отсутствии топлива и просьбы о помощи. «Ермак» самоотверженно боролся со льдами, подходил к наиболее нуждающимся в его помощи судам и выводил их на свободный ото льда Кронштадтский рейд. Долго еще выбирались изо льдов корабли, пробиваясь в Кронштадт. Только в конце апреля закончился этот героический ледовый поход Балтийского флота, не имевший и не имеющий до сих пор себе равного. И особую, решающую роль в опасении революционного флота сыграл ледокол «Брмак».