Строительство шло быстро

его опасения оказались напрасными повреждений

Третий Эддистонский маяк предложили построить молодому инженеру Джону Смитону. Он обстоятельно изучил опыт своих предшественников и пришел к выводу, что здание должно оказывать сопротивление волнам и ветру и с^оей массивностью. В какой-то степени оно должно напоминать ствол дуба, сотрясаемого ветром, но сложенного из камня. Смитон великолепно понимал, что форма сооружения играет немаловажную роль. Башня цилиндрической формы, выгодная с аэродинамической точки зрения, неустойчива из-за высокого расположения центра тяжести. Рациональнее строить коническую башню, но тогда нижние ряды наружной части кладки не будут испытывать давления верхних. В конце концов Смитон путем сложных геометрических построений пришел к убеждению, что поверхность башни должна иметь сложную криволинейную форму.

первый эддистонский маяк

Смитон тщательно обследовал скалы и построил их модель. На ней он разработал систему крепления здания со скалой и соединения камней друг с другом. В августе 1756 г. на скалах начались подготовительные работы. Прежде всего вытесывались уступы в виде ступеней, на них вырубались углубления в форме «ласточкиного хвоста» для соединения нижних рядов кладки со скалой. Даже в тихую погоду удавалось работать не более шести часов подряд, затем прилив заливал скалы. Нередко шторм надолго прерывал строительство* поэтому использовалось любое затишье и работали даже ночью, при свете факелов.

Специальное судно с материалами, припасами и инструментами стояло у скал. На нем же жили и рабочие. В ноябре работы на море были прерваны до следующей весны, зато на берегу они шли полным ходом. По специальным чертежам готовили блоки из гранита для наружных рядов и из портландцемента — для внутренних. Вес некоторых из них достигал 2 т.

Работы на море возобновились летом 1757 г. Камни были хорошо пригнаны друг к другу, место укладки каждого было точно известно, и строительство шло быстро.

В течение лета нижняя часть башни была возведена до уровня максимального прилива.

Зима 1757-58 г. была бурной, и океан с особой яростью бросался на Эддистонские .скалы. Вот почему Смитон прибыл на стройку в мае 1758 г. с чувством затаенного страха. Его опасения оказались напрасными: повреждений не было, соединение камней способом «ласточкин хвост» способствовало распределению энергии удара волн по всему сооружению, и оно стойко выдерживало любой натиск стихии.

Когда стены башни превысили уровень приливных вод, работы пошли быстрее, но все же маяк был готов только в августе 1759 г. — через три года после начала строительства.

Внутри здание разделялось на этажи распорными сводами. Для противодействия распору всю башню по окружности опоясали смазанными маслом цепями, заложенными в специальные углубления, а углубления заделали свинцом.

В общей сложности работы на скалах длились 112 дней. На кладку израсходовали 1493 камня. Высота маяка от первого цельного ряда кладки едва превышала 20 м. Он начал действовать в октябре 1759 г. и простоял 120 лет.