Водонепроницаемые переборки делят его на отсеки таким

макаровым не годится для стального корпуса он

Борьба с водой, поступающей через пробоину, требовала организованных действий. Термин «борьба за живучесть» родился в XX в., когда моряки не только критически освоили и пережили огромное количество аварий, но и призвали на помощь технику, способную обуздать воду, прорвавшуюся внутрь корабля.

Эта борьба начинается уже в проектных бюро. В самой конструкции корпусов современных судов уже заложены основы, которые дают возможность во время аварии отстоять их жизнь и жизнь находящихся на них людей. Двойное дно и двойные борта .предохраняют судно от повреждений или делают их не такими тяжелыми. Водонепроницаемые переборки делят его на отсеки таким образом, чтобы при затоплении любого из них, а иногда и двух сразу судно все равно оставалось бы на плаву. Разветвленная система трубопроводов, мощные насосы позволяют откачивать .воду практически из любого места на судне. Словом, делается все, чтобы авария не обернулась катастрофой.

И все же иногда приходит час, когда моряки вдруг с ужасом обнаруживают, что между теорией и практикой разверзается пропасть: исчезает электроэнергия, разбиты важные магистрали, выходит из строя именно тот генератор или насос, на который и возлагались все надежды. Вода — врывается в отсек и заполняет его, угрожает продавить водонепроницаемую переборку и завладеть кораблем. Тогда и начинается борьба за живучесть. Для этого на современных судах есть различный аварийный инвентарь. Прежде всего надо преградить путь воде и закрыть пробоину. Снова нужен пластырь, но тот, что был предложен в свое время С. О. Макаровым, не годится для стального корпуса: он будет разорван острыми краями пробоины.

Океан заставил создать новые пластыри различных размеров и конструкций, которые можно накладывать на любые рваные «раны» в борту корабля. Кроме них, нужны аварийные струбцины, специальные болты с откидными головками или с крючками на конце, раздвижные металлические упоры, предназначенные для крепления пластырей и щитов, когда пробоины заделываются изнутри корпуса. Их используют для подкрепления переборок, которые вода угрожает прорвать. В такие минуты не пренебрегают и более простыми средствами: доски, брусья, клинья — все идет для создания упора. При заделке мелких повреждений, устранения фильтрации воды используются всевозможные материалы: пакля, войлок, технический жир, бетон.

Работы в борьбе за живучесть корабля при различных авариях далеки от ювелирйой точности, но требуют специальных знаний, быстрой смекалки, тех умелых, решительных и быстрых действий, которые всегда отличают настоящих моряков во время опасности. Вот почему на кораблях и на берегу проводят тренировки, во время которых решаются различные задачи борьбы за живучесть. В условиях, близких к. реальным, но безопасных для жизни, имитируются всевозможные аварии, преграждается путь потокам воды, врывающейся в отсек, заделываются пробоины, восстанавливаются трубопроводы. Моряки учатся действовать при свете и в темноте. Только после многочисленных тренировок они смогут применить в море то, чему научились на берегу.

Бывает и так: все усилия людей оказываются бесполезными. Судно сначала славно теряет свою индивидуальность, а за ней и самостоятельность, а потом попадает во власть моря. Это самое худшее, что может быть. Тогда исход борьбы за живучесть зависит уже не только от действий экипажа, но и от того, в каком состоянии находятся переборки и другие части судна, которые должны защищать его от натиска океана.

В сентябре 1966 г. норвежский паром «Скагеррак», предназначенный для автомобильного и железнодорожного транспорта, вышел из порта Кристиансанн. Рейс был обычным, но море штормило и ветер порой достигал 9— 10 баллов. Паром был вполне современным судном, способным держаться в море в тяжелых штормовых условиях. Однако через шесть или семь часов после выхода в эфире раздался сигнал бедствия. Волной вырвало порты, через которые автомобили въезжали на палубу. Вода хлынула внутрь судна и быстро достигла машинного отделения. «Скагеррак» кренился на правый борт, крен достиг 45°. Вагоны и автомобили рухнули на борт. Судно опрокинулось и затонуло всего лишь в 5 милях от берега.

Расследование показало, что из девяти аварийных механизированных закрытий каждого порта было установлено только два, и порты не могли противостоять напору воды. Двери в водонепроницаемых переборках, отделявших палубу для автомобилей от машинного отделения, не были закрыты, и вода быстро затопила машину.

Но вода не единственный враг корабля.