Война разума и слепого могущества

он подчинил себе ветер и

Человек создал суда, способные плавать в штормовом океане. Он подчинил себе ветер и использовал его силу в своих интересах, но в высоких широтах мореплавание столкнулось с тяжелым препятствием. Зимой значительная часть морей .и заливов затягивается прочным панцирем, а гавани превращаются в ловушки для судов, не приспособленных к плаванью во льдах. В высоких широтах обоих полушарий лед держится круглый год. Он не просто помеха для мореплавания. Это опасный и коварный враг, который в определенных условиях становится активным и сильным.

Поздно осенью серебристый столбик корабельного термометра начинает съеживаться, стремясь уползти в свой шарик. В воздухе уже чувствуется легкий мороз, и температура воды близится к нулю. Приближается еще одна опасность. Океан тяжело и беспокойно ворочается, его потемневшая поверхность испещрена размытым пунктиром пенных гребней. Ветер срывает их и несет на судно водяную пыль. Она тотчас же примерзает к мачтам, такелажу, мостику. Судно окунается носом, и волна все чаще и чаще заливает палубу. Там, где она побывала, осталась тонкая ледяная корочка, почти пленка. Так начинается обледенение судна.

Толщина ледяной корочки увеличивается с каждой волной. Сначала становится трудно работать и обслуживать механизмы, расположенные на верхней палубе. Очертания корабля обезображиваются, на нем тяжелым грузом скапливается лед, и возникает упроза потери остойчивости. От обледенения наиболее сильно страдают рыболовные суда. Этим труженикам моря часто приходится работать в морозную погоду и плавать невыгодными, с этой точки зрения, курсами относительно волны. В 50-х годах в Северной Атлантике от обледенения — погибли четыре английских и канадских траулера и один спасательный корабль, а в районе Курильских островов и Камчатки — сорок четыре японских рыболовных судна.

В январе 1955 г. у берегов Исландии в Атлантике работали два английских рыболовных траулера — «Лорелла» и «Родриго». Два небольших парохода водоизмещением лишь «по 800 т и длиною менее 60 м были похожи друг на друга как две капли воды. Они ловили рыбу, раскачиваясь на океанской волне. Начало штормить, вода заливала палубу. Радио приносило от них сообщения одно тревожнее другого. Массы льда скопились на бортах, надстройке и превратили суда в сплошной айсберг. Тонкие изящные стойки антенн стали толще телеграфных столбов, обледенели шлюпбалки, и даже спасательные шлюпки заполнились льдом. «Лорелла» перестала управляться, встала бортом к волне и опрокинулась. «Родриго» не мог оказать ей помощи, он сам оказался в тяжелом положении и примерно через четыре часа отправился вслед за первым судном.

Вот почему, как только начинается обледенение, моряки спешат наверх, на палубу, где уже появились наросты льда, и вступают с — ним в ожесточенную борьбу. В ход идут ломики, топоры, багры и кирки. Эта исступленная тяжелая работа на пронизывающем ветру, на скользкой, омываемой волной палубе, длится много часов подряд, нередко на пределе человеческой выносливости.

Околка — далеко не лучший способ борьбы с обледенением, и наука ищет какие-то новые способы. В США, например, изучают характер и силу сцепления льда с различными материалами. В специальных климатологических камерах моделировали различные метеорологические условия, наблюдали развитие обледенения на модели судна до тех пор, пока она не опрокидывалась.